Мысль о том, что «нет разницы»

Мысль о том, что «нет разницы» между Януковичем и Тимошенко, которая, мол, даже хуже («опаснее») за экс-зэка, против которого стояли миллионы людей на площадях через украденные и сфальсифицированы (и суд их таковыми признал) выборы 2004 году, и поэтому единственный правильный, идеологически и морально взвешенный, «о ‘объективно-принципиальный» голос должен быть «против всех», — как-то усвоилось, и не в одном только мизерным пятипроцентный электорате Ющенко, но и среди других, «мыслящих» демократов и даже среди интеллектуалов, которые, будучи интеллектуалами, не могли не знать, что таким образом голосуют сами и своим моральным и интеллектуальным авторитетом (это, пожалуй, немного преувеличение, но инерция относительно такого «авторитета» еще существует) de facto призывают других голосовать за Януковича. Так оно и произошло: Янукович выиграл меньшим процентом, чем количество «супрацьусихав», а «супрацьусихи» также «выиграли», то есть добились поражения Тимошенко.

Формальный автор или вдохновитель стратегии «против всех» — Виктор Ющенко, который войдет или уже вошел в историю как едва ли не самое большое новейшее украинское разочарование. Огромный кредит доверия, с которым он пришел к власти, Ющенко растратил за невероятно короткое время через огромную некомпетентность и неработоспособность, коррупцию и роковую кадровую политику — а прежде всего через иррациональным и наконец маниакально войну с бывшей соратницей Юлией Тимошенко.

Что касается его антагониста, то, конечно, нет ни необходимости, ни пользы обелять Юлию Тимошенко. Против восторга, какой ее окружал ее электорат, можно высказать ряд серьезных оговорок: готовность использовать политическую конъюнктуру, отсутствие за время длительного пребывания на посту премьера ‘ер-министра хоть какой культурной и научной политики и к тому же унизительный союз с истэблишмэнтавыми динозаврами.

Самой серьезной и самой системной пороком, однако, была готовность рассматривать свою партию и свою фракцию как клан, где (как, пожалуй, и во всех украинских партиях) места в депутатском списке — не все, разумеется, но предусматриваются «квотой» — продавались за соответствующие «взносы. Неудивительно, что перебегают в другую фракцию или команду. Они ведь для того пришли в парламент (вложили свои деньги), чтобы быть при корыте — если надо, то и за счет «измены», — а не где-то на обочине. И что вообще может быть «изменой» для таких людей? Разве что измена собственным интересам.

Однако это — modus operandi всего украинского политикума, и Юлия Тимошенко и БЮТ не являются здесь исключением. Имеем то, что имеем, но не о реформе всей той системы говорилось во время запуска стратегии «против всех» между первым и вторым турами выборов. Тогда она была направлена ​​«против Юли». Расширение его якобы «на всех» — это поздний элабарат, к которому мы еще вернемся.

Про Януковича, пожалуй, рассуждать не надо, в любом случае, не здесь: все, кто умеет думать, знали — или должны были знать, — что он такое, что он декларирует и что скрывается за него не менее популистским лозунгами. Главное, что его электорат был изначально намного более сформирован, очерчен. Борьба была прежде всего за антыянуковичавски, условно говоря «демократический», электорат.